МЫ ИСПОЛЬЗУЕМ COOKIE
Это позволяет нам анализировать взаимодействие посетителей с сайтом и делать его лучше. Посещая страницы сайта, вы соглашаетесь с Политикой в отношении обработки персональных данных.
Принять все
Настройки
МЫ ИСПОЛЬЗУЕМ COOKIE
Cookie Settings
Cookies necessary for the correct operation of the site are always enabled.
Other cookies are configurable.
Essential cookies
Always On. These cookies are essential so that you can use the website and use its functions. They cannot be turned off. They're set in response to requests made by you, such as setting your privacy preferences, logging in or filling in forms.
Analytics cookies
Disabled
These cookies collect information to help us understand how our Websites are being used or how effective our marketing campaigns are, or to help us customise our Websites for you. See a list of the analytics cookies we use here.
Advertising cookies
Disabled
These cookies provide advertising companies with information about your online activity to help them deliver more relevant online advertising to you or to limit how many times you see an ad. This information may be shared with other advertising companies. See a list of the advertising cookies we use here.
ВОКРУГ КОФЕ
ВЫСОКАЯ КУЛЬТУРА БЫТА
ОСНОВАТЕЛЬ БРЕНДА DVKB МИХАИЛ ЖАГЛИН О ПРОИЗВОДСТВЕ ДИЗАЙНЕРСКОЙ ПОСУДЫ, МОДЕ НА КЕРАМИКУ И О ТОМ, КАКАЯ ОНА — ВЫСОКАЯ КУЛЬТУРА БЫТА
С чашками Redneck Ware я познакомилась задолго до «Кофейника». Моя подруга однажды стала счастливой обладательницей посуды, списанной в кофейне родителей. Приходя в гости после университетских пар, я всегда выбирала ее — красивую розовую чашку с приятной шершавой текстурой. Историю создания своей любимой чашки я узнала чуть позже. Ее придумали Михаил Жаглин и Руслан Шерифзянов, основатели компании DVKB. Они тоже подружились в институте, а уже после создали свой бренд керамики, которой сегодня пользуются в кофейнях и ресторанах по всему миру.

С Михаилом мы поговорили о том, как маленькая мастерская выросла в крупное производство дизайнерской посуды, почему керамика — это модно и какая она — высокая культура быта.

СДЕЛАЙ ХОРОШО, ПОКАЖИ ЭТО ДРУГИМ,
И ХОРОШЕГО БУДЕТ СТАНОВИТЬСЯ БОЛЬШЕ

В 2013 году Руслану пришла идея заняться керамикой, и он пригласил меня как дизайнера и партнера, чтобы начать общее дело. Мы хотели делать утилитарные предметы, которые будут доступны каждому. Это казалось правильным, не хотелось создавать что-то дорогое. Подумали, что красивая посуда — это интересно.

У Руслана были базовые знания в области керамики: как создавать модели, работать с глиной, обжигать. У его отца тогда освободилась мастерская в полуподвале жилого дома. Мы сделали в ней ремонт и начали работу. Вместе придумали первые предметы, которые сложились в коллекцию. Изначально все делали в формах: вытачивали модель, заливали гипс, снимали форму и уже после изготавливали посуду. Все обрабатывали вручную, замывали, гладили, красили. При создании предметов мы скорее отталкивались от визуальной эстетики. Объем рассчитывали на глаз и, кажется, не прогадали.


МЫ ХОТЕЛИ ДЕЛАТЬ УТИЛИТАРНЫЕ ПРЕДМЕТЫ, КОТОРЫЕ БУДУТ ДОСТУПНЫ КАЖДОМУ
Сначала мы хотели продавать посуду в розницу. Но ничего для этого мы не продумали: не было ни интернет-магазина, ни склада, ни партнеров. Мы не представляли, как это развивать, не выстраивали сложных бизнес-стратегий. Параллельно при этом работали: я — в брендинговом агентстве, Руслан — на кладбище, рисовал портреты на надгробных плитах. Мы встречались в мастерской после работы в довольно свободном режиме. Получалось, что-то делали, а потом продавали это на ярмарках. Не сказать, что продавали очень много: выручки хватало, чтобы сделать новую партию товара и оплатить участие в ярмарке.

На одном из таких маркетов нас заметила девушка-архитектор, которая работала над проектом ресторана. Ее архитектурное бюро заказало у нас плафоны из керамики. Это был первый крупный заказ, где-то на 400 тысяч рублей. У нас тогда даже не было своей печи, пришлось искать производство.

А однажды во дворе завода на Красном Октябре я случайно познакомился с Колей Чистяковым (сооснователь Camera Obscura и «Человек и пароход»). Он настраивал кофе в местной бургерной. Знать не знал тогда, кто это такой. Коля спросил, чем я занимаюсь, и предложил сделать вместе чашки для кофе. Примерно объяснил идею, показал форму. Получилось 50 чашек с шершавой матовой поверхностью и глянцевым краем. Они многим понравились. После на нас начали обращать внимание другие рестораторы и стали заказывать посуду для своих заведений — сработало сарафанное радио.

Мы двигались потихонечку, набивая шишки. В какой-то момент в нашей маленькой мастерской стало тесно. Мешалка для шликера, прикрученная к стене, вибрировала и мешала соседям. Во двор постоянно приезжали фуры с материалами и забирали коробки с посудой. Соседям это, конечно, не нравилось, а к нам стали приходить проверочные службы. Параллельно мы открыли еще две временные мастерские под сезон, где работали разные команды. Мы колесили между ними, уставали. Стало понятно, что правильнее все объединить в одну мастерскую в новом помещении и выйти на новый уровень. Так мы поступили в 2018 году и переехали на большое производство.

Но в 2020 году вы решили приостановить работу и закрыли производство Redneck Ware. Почему?

Произошло это по нескольким разным причинам. Из-за пандемии продажи сократились, при этом как-то нужно было платить зарплату и аренду. Еще в тот период мы размышляли, как хотим развиваться в будущем: делать стеклянную посуду, столовые приборы, может, даже свою мебель. Это что, нам нужно свой стеклянный цех открывать? Деревообработкой заняться? Поняли, что не сможем самостоятельно организовать производство всех материалов и лучше сосредоточиться на том, что умеем: делать качественный красивый продукт. Решили уделять внимание дизайну, материалам и формам, а производство — делегировать.

В августе мы устроили прощальную распродажу и съехали с производства. После этого около года общались с инвестором. Рассчитывали, что так быстрее стартанем и сможем делать гораздо больше, но в итоге только потеряли время. Вернулись в 2021 году с обновленным брендом ДВКБ.


А почему решили сменить название? Что оно значит?

Название Redneck прикольное, но было внутреннее ощущение, будто в какой-то момент этот костюм на нас порвется. Я размышлял, как бы мог называться бренд, будь он шире — компания, которая занимается не только керамикой.

«ДВКБ» придумал задолго до этого. Мне нравится аббревиатура из букв. У нее нет определенной привязки: в любой стране мира это просто четыре буквы. Для нас — Дом Высокой Культуры Быта.


ИЗМЕНИТЬ МИР К ЛУЧШЕМУ, СДЕЛАВ ЕГО СИМПАТИЧНЕЕ
Люди всегда обращали внимание на свой дом: какое пространство их окружает, где они едят и пьют, как проводят время с близкими. Дома может быть классно и интересно — не хуже, чем в ресторане. И все, что мы делаем у себя в компании — это про клевый быт. Само понятие «высокая культура быта» возникло в Севастополе: инициативные ребята решили навести порядок у себя во дворе, чтобы своим примером показать соседям, как собственными усилиями можно сделать красиво вокруг. Они хотели распространить эту мысль дальше, чтобы таким образом по всей стране было больше ухоженных двориков. Мне нравится эта идея, идеалистическая и красивая: сделай хорошо, покажи это другим, и хорошего будет становиться больше. Это желание лежит в основе всего, что мы делаем: изменить мир к лучшему, сделав его симпатичнее. Понятно, что в сегодняшнем контексте говорить об этом проблематично. Танк цветочком не прикроешь.
Как думаешь, почему заведения общепита стали уделять внимание крафтовой посуде?

Грубо говоря, красивая качественная посуда влияет на качество жизни. Чем выше ты идешь по ступенькам ощущений — цветов, вкусов, музыки, искусства — тем сложнее и тоньше становится твое восприятие окружающего мира. Отсюда приобретает значение каждая деталь. Когда все они соединяются вместе, ты получаешь больше граней удовольствия от реальности.

Рестораторы и кофейники, наверное, стали это понимать и использовать как инструмент. С помощью нюансов можно создать приятное место, куда людям захочется приходить чаще. Сейчас кофейная культура развивается, запрос на потребление становится более сложным, и отсюда возникает спрос на такие детали как посуда. Страна произрастания, вид обжарки, способ приготовления, предмет, из которого пьешь кофе, интерьер, в котором находишься — все это складывается в единую историю, где гость представляет себя главным персонажем.

Вы делаете много чашек для кофеен. Есть ли какие-то критерии для поиска идеальной?

Наверное, идеальной чашки нет. Есть просто то, что подходит конкретному месту или нравится больше всего. Acme и Loveramics многие считают стандартом качества кофейной чашки: удобная ручка, выверенная форма, полностью сделаны из фарфора на полуавтоматических станках. Если для вас важно, чтобы все было сделано по стандарту, то можно купить готовую чашку. Конечно, для разных напитков нужна разная посуда, и здесь есть свои нюансы. Например, чтобы было легче делать латте-арт, внутренний радиус чашки должен отличаться от внешнего и по форме приближаться к полусфере.

Мы используем ручное литье, поэтому чашка получается более крафтовой, немного кривоватой. Если хочется дополнительно подчеркнуть вкус напитка или показать свое отношение к нему, можно выбрать форму, цвет, текстуру. Посуда может стать дополнительным инструментом, который позволит передать идею кофейни.
ХОЧЕТСЯ СОЗДАТЬ ЛАГЕР В МИРЕ ПОСУДЫ
На самом деле, сейчас мне уже хочется уйти от крафта в сторону чего-то промышленного. Это как с пивом. Конечно, каждому нравится свое — на вкус и цвет, как говорится. Но чтобы сделать лагер, человечество потратило огромное количество времени. Это высшая точка пивоварения. Крафт — это интересно и разнообразно. Но я попробовал разные сорта и понял, что лагер для меня — самое вкусное универсальное пиво. Так и с керамикой. Мне бы хотелось перенести весь кайф от крафта во что-то массовое. Хочется создать лагер в мире посуды.
Какие трудности возникли у вас сейчас? Пришлось корректировать свои планы?

Сейчас возникли сложности с материалами. В Славянске и Мелитополе находятся крупные карьеры с глиной, которая идет и в Турцию, и в Германию, и в Россию. У поставщиков есть запас на 4-5 месяцев, а что будет потом — непонятно. В России альтернатив этих предприятий нет. Возможно, придется комбинировать разные материалы.

Появилась также проблема с пигментами и глазурями. Тут возник вопрос оплаты и транспортировки: производства в основном находятся в Италии и Германи. Наверное, сейчас поставщики пытаются проработать азиатское направление. В Китае развита культура производства керамики и фарфора. В теории, это может стать возможной альтернативой. Посмотрим, что будет дальше. Пока работаем, принимаем заказы и строим планы. Можно бросить все — для кого-то это возможный вариант. Для нас важно не останавливаться, не бросать работу, искать возможности реализации задуманного. Терпеть и делать.